Опрос
Кто вам нравится из Winx?

Официальное интервью Инджинио Страффи

«Девочки понимают, что наши Winx — настоящие», — Инджинио Страффи, президент и генеральный директор компании Rainbow
В мультипликационном сериале Winx Club есть школа, где учат магии, феи с прозрачными крылышками и колдуньи, бойфренды и много розового цвета. Где-то все это мы уже видели, однако новый сериал и его героини, как по волшебству, притягивают к телеэкранам и полкам магазинов девочек 6-12 лет. Их детская любовь к красивым феям дорого обходится родителям, вынужденным покупать кукол-фей, одежду с их изображением и много чего еще. Но делать нечего — дети попали в сети Winx. В интервью «Ведомостям» Инджинио Страффи рассказал, как он готовился и воплощал в жизнь свой замысел околдовать миллионы девочек мультфильмами Winx и какие доходы приносит эта удачная идея. Оказывается, в год в мире продается товаров с изображением Winx на $2 млрд — от DVD до карандашей и гигиенической помады. Это уже сопоставимо с оборотом продукции под брендами Disney, крупнейшего продавца лицензий на мультипликационных персонажей, составившем в прошлом году $2,4 млрд, правда без учета дисков с мультиками. И с показателями работы крупнейших промышленных гигантов России — например, за первое полугодие 2009 г. выручка «АвтоВАЗа»($1,7 млрд). Страффи вместе со своей женой Джоан Ли, уроженкой Сингапура с большим опытом работы в области лицензирования телепродукции, превратил героинь сериала в самый коммерчески успешный европейский мультипликационный бренд и теперь собирается выводить компанию — производителя сериалов на IPO. Чистая прибыль студии в прошлом году составила 40% от оборота. составила 53,1 млрд руб.

— Как у вас появилась идея мультсериала Winx? Правда, что при его создании вы подражали японскому аниме «Сэйлормун»?

— На самом деле идея появилась после изучения рынка. Мы увидели, что после «Сэйлормун» к середине 90-х сильные мультипликационные бренды были рассчитаны в основном на мальчиков — все эти Покемоны, Диджемоны (цифровые монстры, популярная в Японии серия игрушек. — «Ведомости»). Я понял, что на рынке есть место, особенно для нас, потому что мы из Италии, где делают совершенно особенные мультфильмы — оригинальные, с очень хорошей графикой, чувством моды, с хорошей поп-музыкой. В 2000 г. мы начали инвестировать в наш новый бренд — думать, обсуждать сценарий и персонажей. Тут появилась идея создать сериал на основе истории противостояния юных фей и юных ведьм. Мы понимали, что на этом материале может получиться очень эффектный и захватывающий контент, который привлечет много зрителей — вспомните, как популярны все эти истории про Гарри Поттера, другие «волшебные» голливудские фильмы. Затем мы приступили к созданию персонажей, решив, что они должны быть очень современными, а совсем не классическими Золушками или Белоснежками. Мы хотели сделать их такими, какими хотели бы быть представительницы нашей целевой аудитории (девочки 6-12 лет. — «Ведомости»), и на выходе получили определенный тип характера — очень активной девушки, которая любит поп-музыку, моду, новинки техники, но при этом остается сама собой, а не рисованной иконой, у которой не слишком много индивидуальности и ума.
После того как мы создали историю, персонажей, их характеры и взаимоотношения, я начал воплощать в рисунках эпизод за эпизодом, что потребовало много времени. Потом мы занялись графикой. В этой области мы тоже хотели сделать нечто такое, чтобы все наши зрительницы сказали «Вау!», поэтому привлекли к работе известных итальянских дизайнеров и архитекторов. Так, мы наняли дизайнера, который работал с Dolce & Gabbana, наняли специалиста по интерьерам. Это была совершенно новая для мультипликации концепция работы, новый подход к препродакшн.
Мы поняли, что если в мультфильме есть девочка, которая ходит в школу, в спортзал, заводит друзей, борется с обычными для каждого подростка проблемами, то, несмотря на все волшебство и фантастику вокруг, ее образ встречает живой отклик в душе зрителей. Девочки понимают, что наши Winx — настоящие. Этого не будет, если вы экономите деньги и используете ту же анимацию, что и все остальные на рынке, и одну и ту же графику во всех эпизодах.
Наш продукт обошелся дорого, потому что мы использовали рисованную анимацию, что сейчас редкость. Но зрители оценили наши усилия — им нравится история, персонажи, дизайн, музыка. Кстати, музыка играет огромную роль в успехе мультфильма. Мы создали очень много оригинальных поп-песен того же стиля, в котором работают Бритни Спирс и Бейонс, что потребовало больших затрат, ведь все эти произведения нужно было исполнить и растиражировать на 40 языках. Но мы на это пошли. Так что Winx — это попытка создания лучшего в Италии мультипликационного бренда.

— Какие доходы сейчас приносит бренд Winx?

— Впечатляющие. За год потребители во всем мире покупают лицензионной продукции, включая журналы и DVD, Winx на $2 млрд. Значит, оборот самих лицензиатов, выпускающих эту продукцию, составляет $1 млрд, так как они реализуют свою продукцию по цене примерно вдвое меньше той, которую платит за нее покупатель в магазине. У Rainbow сейчас на Winx приходится примерно 60% оборота, а остальное — на наши другие бренды, в том числе новые, уже показывающие отличные результаты: Huntik [мультсериал для мальчиков], PopPixie [для девочек 4-7 лет] и Maya Fox [для девочек-подростков]. Huntik мы запустили на ТВ шесть месяцев назад, и сейчас у нас уже есть лицензионные контракты по этому бренду, PopPixie только готовятся к запуску.

— Как вы считаете, у Winx еще остался потенциал для роста или дальше ваш бизнес будет расти за счет новых брендов?

— На рынках, где Winx известны давно, у нас очень крупный бизнес. Например, в Италии, где Winx представлены семь лет, бренд является лидером в своем сегменте по продажам DVD, журналов. В некоторые месяцы мы обгоняем Barbie по продаже кукол. На растущих рынках, таких как Восточная Европа, Латинская Америка и Азия, Winx еще многого способны добиться. В России наш бренд известен всего полтора года, поэтому здесь остается очень большой потенциал для роста. Ледовое шоу Winx, прошедшее в Италии два года назад, а во Франции — в прошлом году, в России прошло в марте (24-28 марта в Москве показали шоу Winx, поставленное Ильей Авербухом, главную роль исполняла чемпионка мира Ирина Слуцкая. — «Ведомости»). В октябре состоится премьера нашего второго полнометражного фильма. Московская премьера, кстати, будет первой в мире — здесь «Winx. Волшебное Приключение» покажут на день раньше, чем в Италии, потому что Россия очень перспективна для Winx и других наших брендов. Россияне понимают и ценят красоту и качество. Winx очень популярны во всех странах, где есть культ прекрасного, — в Италии, Испании, Франции. Я вижу, что в России женщины, как и в Италии, заботятся о своем внешнем виде, они очень женственны и прелестны, может, поэтому Winx здесь так популярны. В странах, где женщины хотят быть похожими на мужчин и носят длинные бесформенные футболки, наш бренд воспринимают хуже.
Я никогда не был заядлым путешественником и, например, даже не приехал на премьеру ледового шоу во Францию, но не мог упустить случая побывать в Москве, потому что мне хотелось обсудить с партнерами наше развитие здесь.

— Вопрос, который очень просила задать моя дочь: образы каких людей легли в основу характера и внешнего вида героинь?

— Перед их созданием мы провели серию исследований, чтобы понять, каких звезд кино и музыки дети особенно хорошо знают и любят. В итоге, например, для Блум мы взяли черты образа Бритни Спирс — из тех времен, когда она была такой юной и свежей, для Флоры — латиноамериканки Дженнифер Лопес и т. д. Но потом мы начали придумывать характеры героинь и рисовать их — и спустя много месяцев работы Флора превратилась во Флору, а Блум — это Блум, они не копии поп-звезд или кого-то еще.
Образы конкретных людей помогают мне в работе над идеей: когда я пишу сценарий, я вижу его как фильм, в котором играют актеры, нравящиеся мне. Например, в основу образа главного персонажа мультсериала Huntik лег образ Джонни Деппа. Но потом наш герой обзавелся собственной индивидуальностью.



— Почему вы придали героиням сериала для маленьких девочек такой сексуальный облик?

— Winx по фильму 17 лет, и они похожи на итальянских и французских тинейджеров, возможно выглядящих иначе, чем их сверстники из США. Мы старались создать характеры и образы, которые понравятся 10-11-летним девочкам, а они хотят идентифицировать себя именно с такими подростками. Быть старомодными или непривлекательными они точно не хотят. В наш фильм заложено много посланий о том, как важна семья, об огромном значении дружбы и честности, о необходимости помогать людям и защищать слабых — но все эти замечательные идеи будут восприняты нашими зрителями целиком и полностью, только если персонаж, их излагающий, будет казаться им идеалом, к которому стоит стремиться. Если же эти идеи изложит герой, выглядящий как мультяшка из 60-х или 70-х гг., они, может быть, последят за егоего как рядовой 16-17-летний подросток, они тоже не очень-то захотят слушать. историей какое-то время, но никогда не захотят стать такими, как он.
Так что внешний вид имеет большое значение для идентификации.

— То есть обычные подростки, какие изображены, например, в мультсериале студии Disney — Witch («Чародейки»), меньше «цепляют» целевую аудиторию?

— Да, если они совершенно обычные — в старых футболках и кедах — такие, каких вы каждый день видите на улицах, они не очень понравятся. Мы доказали это. До того как начать производство мультфильма, мы провели множество фокус-групп — от Италии и Франции до Японии и Америки — и получили самые разные ответы на вопрос, что нравится 9-12-летним девочкам. Мы искали в этих ответах нечто интернациональное, принимаемое и ценимое во всех странах.

— В каких странах Winx сейчас наиболее популярны? И какое место в списке поклонников вашего бренда занимает Россия?

— Я думаю, сейчас Россия уверенно держится на пятой позиции и скоро уже выйдет или, может быть, даже уже вышла на четвертую. Впереди, конечно же, Италия, затем Франция, Турция и Испания. После идут Япония и другие страны, в которых представлены Winx.

— А какое место Россия может занять в этом списке в перспективе?

— Если Роман Федотов (президент лицензионного агентства РИО, российского представителя Winx. — «Ведомости») останется нашим партнером и мы продолжим успешное сотрудничество, Россия может стать номером первым. Это абсолютно серьезно. У вас очень большая страна — больше, чем США, здесь в три с лишним раза больше детей, чем в Италии. И Россия — богатая страна. Среднедушевой доход здесь выше, чем, например, в Турции. И что самое важное, у вас очень ценят качество как мультфильмов, так и продуктов.

— И когда Россия может стать для вас крупнейшим рынком?

— Я думаю, если наш полнометражный фильм окажется успешным — это произойдет уже в 2011 г.

— Как у Winx идут дела в США?

— США стали первой страной после Италии, в которой мы запустили Winx, и до 2007 г. наш бизнес там развивался очень успешно, достигнув серьезных оборотов. Но в 2007 г. у нашего американского партнера, компании 4Kids Entertainment, начались серьезные проблемы. Она потеряла право на несколько японских брендов, ранее приносивших ей большой доход (в том числе на Pokemon. — «Ведомости»). Но самый сильный удар компания получила в 2009 г., потеряв $50 млн, вложенных в Lehman Brothers. Акции компании на бирже сильно упали. В итоге наши Winx в 2009 г. на рынке США остались без какой-либо маркетинговой поддержки, наш сериал не показывали больше на канале Fox, что очень плохо сказалось на позициях бренда. В декабре 2009 г. завершилось наше лицензионное соглашение с 4Kids, и мы начали искать нового партнера. Я был в США в прошлом месяце, и, надеюсь, в следующем мы откроем там свой офис вместе с новым партнером. Как только это произойдет, мы перезапустим там Winx и выведем другие наши бренды. Пока же из-за всех вышеперечисленных проблем американский бизнес у нас очень невелик, но мы хотим вернуться в эту страну.

— А в Японии Winx выдерживают конкуренцию с местными мультипликационными брендами?

— В Японии продукция Winx хорошо продается. Но по телевизору наш сериал в этой стране не показывают, потому что система продажи прав на телепоказ там кардинально отличается от принятой во всем мире. В Японии ты платишь за то, чтобы твой мультфильм был показал на телеканале. Большинство времени на ТВ там выкуплено производителями игрушек, которые выпускают игрушки по мотивам мультфильмов и вставляют рекламу своей продукции до и после показа. В Европе реклама после мультфильмов, например, вообще запрещена. Мы не хотим платить, мы стараемся найти другое решение.

— Внешний вид героинь в разных сезонах Winx заметно отличается, соответственно, и внешность кукол из разных коллекций разная. Не путает ли это покупательниц?

— В пятом сезоне у Winx снова будет новый облик — они получат способность к трансформации. Но детей не запутаешь. Это их родители могут принять за Winx новых кукол от фирмы Mattel, производителя Barbie, которая, подражая нам, выпустила, представьте себе, серию Rainbow fairy (Радужные феи. — «Ведомости»). Надо отметить, что после успеха Winx кукольные феи и ведьмы потоком хлынули в магазины, но дети, смотрящие наш мультфильм, очень хорошо разбираются, чем Winx отличаются от Barbie или Witch.

— Вы не планируете делать кукол в России?

— Производство кукол для всех стран мира ведется в Китае. Mattel и Disney тоже размещают там свои заказы, потому что организовать выпуск игрушек в другом месте слишком дорого. Представьте, чтобы сделать куклу, человек должен нарисовать ей лицо, глаза со всеми ресничками, сшить и надеть на нее бесчисленные одежки. Только китайцы могут сделать это качественно и недорого. Чтобы обеспечить производство такого же качества в России, в Европе или других богатых странах мира, придется поднять цену кукол в пять-шесть раз. Представьте, Winx будет стоить, скажем, 2000 руб.

— Но они и так стоят у нас 1500 руб. А какая цена у этих кукол в Италии?

— Самые дешевые, мини-размера, — 10 евро, стандартные — 19-20 евро, а наша новинка, электронные, которые умеют петь, — 40 евро. В руке у них микрофон, если подносишь его ближе к лицу, кукла поет громче. В Италии куклы с микрофоном стали бестселлером. В России они появятся в этом году.

— А почему в России куклы намного дороже, чем в Италии?

— Возможно, это из-за дефицита. Русские дистрибуторы не ожидали такого большого успеха и делали заказы небольшого объема. А куклы — это не книги, тираж которых можно допечатать за две недели. На производство куклы требуется 60-90 дней плюс время на доставку. Поэтому, как я знаю, в России Winx не хватало и продавцы могли диктовать цены. В этом году наши куклы должны стать дешевле.

— Какую часть дохода Rainbow получает от лицензионной продукции, а какую непосредственно от продажи прав на показ мультфильмов?

— Конечно же, доходы от продажи прав на теле- и кинопоказ меньше поступлений от лицензирования. Когда ты производишь продукт сам, рентабельность не превышает 25-30%. Если же у твоего бренда есть международная известность, ты продаешь лицензии во многие страны на разные виды продукции — одежду, обувь, канцтовары, и это дает огромный мультипликативный эффект. В итоге 60% дохода нам приносят поступления от лицензиатов.
В прошлом году мы получили чистую прибыль в 21 млн евро при продажах в 52 млн евро.
Сейчас мы задумались о проведении IPO, хотя к нам и приходит много частных инвестфондов с предложениями об инвестициях. Правда, пока я не совсем уверен и в том, что IPO — то, что нам нужно. Инвестиции нам нужны совершенно точно. Мы четыре года самостоятельно инвестировали в свои бренды, а сейчас нуждаемся в дополнительном финансировании, так как нам надо расти и повышать капитализацию компании. Но мне хотелось бы получить не просто богатого финансового инвестора, а партнера, который поможет нам с продвижением, с развитием бизнеса в странах, где мы можем стать сильнее. Поэтому я пока отклоняю предложения итальянских частных инвестфондов. Нам нужны другие рынки.

— Кому сейчас принадлежит Rainbow?

— 70% компании — у меня, остальное — у партнеров, бизнесменов, с которыми мы начинали дело в 1995 г. У них серьезный издательский бизнес, они издают наши журналы и книги для Испании, Франции.

— Сколько акций компании может быть продано при IPO?

— Как обычно, около 40%.

— Какие у вас ожидания по цене?

— Мы ожидаем, что в 2010 г. наш оборот очень вырастет — до 65-70 млн евро против 52 млн евро в прошлом году. Далее наш бизнес увеличится еще больше. В следующем году мы откроем крупнейший тематический парк развлечений в Италии — Rainbow Magic Land под Римом. Мы верим, что при продаже акций на рынке в ближайшие два года сможем привлечь средства, исходя из общей оценки нашей компании в 500 млн евро — может, чуть меньше.
Если бы мне были нужны только деньги, я бы проводил IPO с применением рыночных мультипликаторов. А они в индустрии развлечений очень высоки, ведь EBITDA у нас значительно выше, чем, например, у строительных компаний или ритейлеров. Но так как мне очень важно найти стратегического инвестора, который поможет нам развиваться, то ему мы могли бы предоставить существенный дисконт при покупке доли в компании. Так что, если кто-то убедит меня, сказав, например: слушай, я из Америки…

— Или из России…

— Из России — почему бы и нет? Так вот, он скажет: в России я могу увеличить объем твоего бизнеса втрое. Тогда я, конечно, продам ему пакет акций со скидкой, зависящей от того, что он сможет предложить. Продавать всю компанию — я это не планирую. Впрочем, не знаю, как обстоит дело в России, но мы в Италии очень практичны. У нас говорят — у всего есть своя цена, и если кто-то предложит мне продать 100% компании с хорошей премией, я это обдумаю.

— А предложения от инвесторов из России были?

— Один из моих банков сообщал мне несколько месяцев назад, что очень крупная финансовая группа из России проявляла интерес к нам, но дальше дело не пошло. Может быть, в другой раз.

— Что вы думаете о Barbie и Bratz?

— Barbie — наш серьезный конкурент, потому что у ее производителя, компании Mattel, очень сильные позиции во всем мире. Но Barbie рассчитана на совсем юную аудиторию — девочек до пяти лет. Это видно и по их мультфильмам. Этот бренд не предлагает покупательницам свою историю, и, честно говоря, у него очень маленькая группа преданных фанатов. Бабушки покупают своим внучкам Barbie, потому что знают эту куклу, но, как только девочкам исполняется шесть-семь лет, они хотят Winx.
А 10-12-летним нужна история, которую они принимают, нужны друзья, нужен мир Winx. Сейчас мы делаем очень большое онлайн-сообщество, в котором каждый пользователь сможет создать аватар, характер, обустроить свою комнату, дом, завести друзей, а в другой части проекта — мы назовем его Winx Adventure — создать команду с другими пользователями и бороться со злом. Да, и все это будет в формате 3D. Частично это начнет работать в июле, а в сентябре пользователям будет доступна вся вселенная Winx. Мы делаем это потому, что фанатам мало мультфильма или куклы — им нужно больше контента.
Что же касается некогда сильного бренда Bratz, то он близок к исчезновению. Они проиграли судебное разбирательство Mattel и прекратили производство кукол. Сейчас по всему миру распродаются остатки. Может быть, они и вернутся, но явно не сейчас.

— Каких инвестиций потребовало создание Winx?

— В разработку и производство мультфильма мы вложили 6-7 млн евро. За последующие 8-9 лет мы потратили очень много — около 100 млн евро, включая расходы на производство двух полнометражных фильмов.

— Как Rainbow и Winx пережили два последних кризисных года?

— Конечно, проблемы мировой экономики на нас отразились, потому что люди урезали свои расходы. Но если рынок игрушек в целом упал на 30%, то Winx — примерно на 10%, т. е. намного меньше рынка. Плюс не все из 600 наших лицензиатов в мире чувствовали себя хорошо, некоторые из-за своих проблем переставали платить роялти. Но мы все равно были очень прибыльными, а в этом году сильный рост возобновился.

— Лицензия на Winx обходится дороже или дешевле, чем, скажем, на бренды студий-мейджоров?

— Точно не больше. Насколько я знаю, мы продаем лицензии на тех же условиях, что и Warner Brothers. В России на первом этапе некоторые лицензии продавались даже дешевле среднерыночной цены. Наше преимущество в том, что мы оказываем лицензиатам очень существенную маркетинговую поддержку, выпуская новые эпизоды, фильм, ледовое шоу и т. д. Потом, не думаю, что лицензиаты студий-мейджоров могут встретиться с владельцем или президентом компании и получить от него советы, как выстроить стратегию бренда и своего бизнеса. А со мной такая встреча возможна.
Что смотрят девочки
Winx Club — мультипликационный сериал о приключениях команды девочек-фей со всей Вселенной (в последнем сезоне это Блум, Стелла, Флора, Текна, Муза, Лейла, Рокси), обучающихся волшебству в школе волшебного измерения «Магикс» и вступающих в бой с силами зла, — сейчас транслируется в 130 странах мира на 40 языках. У каждой героини внешность определенного типа и свой яркий характер. Уже показано четыре сезона Winx по 26 серий каждый. Пятый сезон будет выпущен в начале 2011 г. С апреля 2008 г. сериал идет в России. Снят полнометражный фильм «Секрет потерянного королевства». Осенью состоится премьера полнометражного мультфильма «Winx club Магия Мавозвращается» в формате 3D. Продукцию Winx Club выпускают более 600 лицензиатов в мире, из них 20 — в России.
ЛИЦЕНЗИОННАЯ ПОЛИТИКА СТРАФФИ
«Мы продаем лицензии на тех же условиях, что и Warner Brothers. В России на первом этапе некоторые лицензии продавались даже дешевле среднерыночной цены. Мы оказываем лицензиатам существенную маркетинговую поддержку, выпуская новые эпизоды, фильм, ледовое шоу и т. д. Не думаю, что лицензиаты студий-мейджоров могут встретиться с владельцем компании, а со мной такая встреча возможна».
Для добавления комментария необходимо авторизоваться
Powered by Amidomaro © 2012 - 2016
Designed by Winx Club Клуб Винкс © 2008 - 2016